СТАТЬИ И РАССКАЗЫ    –––––––    ЧТО ПИСАЛИ В ПРЕССЕ   ––––––    ПЕСНИ И СТИХИ

 


 

 

 

ЮРИЙ КУКИН ЕДЕТ ЗА ТУМАНОМ

 

Впервые о Юрии Кукине я услышал в начале 60-х годов от ленинградского детского поэта Вольта Суслова, с которым был дружен а то время. Помню, сидели мы как-то у него дома на пр. Энгельса в Ленинграде и обсуждали его новую детскую поэму «33 мушкетера», как вдруг он без всякой видимой связи с предыдущим разговором спросил, не слышал ли я такое имя – Юрий Кукин? Признаться, я тогда о нем ничего не слыхал и ответил отрицательно.

Нужно сказать, что Вольт Суслов в то время был одним из немногих профессиональных литераторов, не только с большим интересом относившихся к творчеству бардов, но и коллекционировавших их песни. У него был неплохой, по тем временам, магнитофон «Комета», скопированный отечественной промышленностью с одной из ранних моделей западногерманского «Грюндига», и довольно обширная фонотека. От него я получил очень качественные записи песен Юрия Визбора. И вот теперь он сообщал мне о новой, по его мнению, восходящей звезде.

Суслов уже успел побывать на концерте барда и кое-что разузнать о нем. По профессии Юрий Кукин – спортивный тренер, окончивший в Ленинграде Институт физической культуры им. Лесгафта. Узкая его специальность – фигурное катание, а так как в то время в Ленинграде еще не было искусственного льда, то его работа носила сезонный характер.

Непоседливый бродяга, он не мог оставаться дома в Ленинграде летом, когда его работа заканчивалась, и старался наняться куда-нибудь в геологические партии простым рабочим. В одной из таких партий ему посчастливилось встретиться с геологами – страстными гитаристами, любителями пения у костра. Сам Кукин тогда и не помышлял о сочинении песен или игре на гитаре, но ребята так красиво и слаженно пели, песни их были настолько романтичны, что Кукину самому захотелось сочинять. Когда геологи добрались до конца маршрута, они попали в небольшой поселок, окруженный сказочно красивыми горами. Здесь Юрий написал свою первую песню «Горы слева, горы справа». Она так понравилась его новым друзьям, что они решили непременно научить его играть на гитаре. И вот, как говорят геологи, "в поле" Юрий Кукин получил несколько уроков игры на семиструнной гитаре, научился трем или четырем аккордам, но дальше дело не пошло, может быть, потому, что учителя сами не знали многого, а может быть, потому, что песни, которые они исполняли, не требовали большего.

В самом деле, песни бардов, за очень редким исключением, написаны в довольно примитивных гармониях, не требующих профессионального владения гитарой. В какой-то степени это является их достоинством, так как песни получаются простыми, близкими к народным.

Юрии Кукин начал петь и аккомпанировать себе на гитаре. Песен геологов он не знал, а петь что-то надо было, и он продолжал сочинять. Его походные друзья смотрели на него, как на чудо. Да так оно, по сути дела, и было. Ведь любое внезапное проявление таланта граничит с чудом.

Обо всем этом я узнал уже не от Вольта Суслова, а от самого Юрия Кукина, когда побывал на одном из его концертов. К тому времени Кукин стал уже известным бардом, держался на эстраде очень уверенно и с большим юмором рассказывал о себе. А рассказать было что. Ведь он уже дважды был лауреатом различных конкурсов самодеятельных песен. Всеобщее признание получил за свою легендарную песню "3а туманом". В самом первом варианте песни, которую навеял Ю. Кукину монотонный стук колес, были слова:

      

Люди сосланы делами,

Люди едут за деньгами...

      

Когда песню стали исполнять на профессиональной эстраде, эти слова, конечно, заменили на более лояльные, что, в свою очередь, породило множество пародий. Кукин рассказывал об этих пародиях и даже спел несколько. Особенно мне запомнилась та, где неизвестный автор, придравшись к образу «запахи тайги», предложил свой вариант:

      

Я все нюхаю и нюхаю чего-то,

Потому что я не нюхать не могу.

      

На другом конкурсе Кукин получил награду за песню «Париж». Это был конкурс антивоенных песен, и Кукин был искренне удивлен, что его песня, в которой нет и намека на войну, была послана туда. Получилось недоразумение, потому что организаторам конкурса вздумалось выдать переживания нашего современника, грустящего о том, что он никогда в своей жизни не сможет просто взять и поехать в Париж, за переживания французского летчика из эскадрильи Нормандия-Неман.

Кукин создал много великолепных песен, пусть не отмеченных на конкурсах, но удостоенных самого главного приза – всенародного признания. Его песни "Ах, гостиница моя, ты гостиница", "Поезд", "Миражи" продолжают пользоваться большой популярностью и сейчас, а песню "30 лет" обязательно поют, отмечая чье-либо тридцатилетие.

Вообще Юрий Кукин представляется мне современным сказочником с гитарой в руках.

Песни "Старый сказочник", "Волшебник", "Маленький гном" и многие другие говорят о его стремлении уйти от тоски советской действительности в мир сказки.

Кукина и ругали, и хвалили в официозной прессе. Ругали, пожалуй, больше. Так, Шкляревский писал в "Литературной газете" о песне "За туманом": "И сам штампованный дух песни – легкомысленно-бродяжнический. Все куда-то обязательно едут, а куда и зачем – не суть важно. Но сколько в этих псевдоромантических текста жалости к тем, кто не едет, а просто ходит каждый день на работу..." Вот тут автор статьи невольно указывает нам на истинные достоинства песни Кукина. Действительно, как не пожалеть советских тружеников?

Юрий Кукин давно не писал новых песен. Не потому, что он исчерпал себя как поэт, а потому, что позволил системе социалистического искусства поглотить себя. Его пригласили на профессиональную эстраду, но пластинку выпустить не позволили.

Теперь Кукин в сопровождении ансамбля музыкантов выступает по периферийным эстрадам со старыми песнями. Кто знает, может быть, когда-нибудь ему надоест, и поэт, вновь проснувшийся в нем, скажет: а зачем все это? Ведь я бард. И тогда мы услышим новые песни Юрия Кукина. Интересно, какими они будут?

 

© Рувим РУБЛЕВ, 1980-е г.

 


© Р.Фукс, И.Ефимов, Д.Петров.